Интернет магазин aura.kz - главная страница
Synthesis - Италия.
Корзина Ваша корзина пуста
Персональный раздел Персональный раздел
 
 О компании 
 Контакты 
 Доставка 

Акустика



Hi-Fi компоненты



Проигрыватели винила



Кабели



Телескопы



Наушники



Проекторы, экраны



AV мебель





Мы принимаем:
Наличные. Банковский перевод.
Платежные карты Visa и MasterCard.

Об особенном подходе компании Naim


КАК ОНИ ЭТО ДЕЛАЮТ

Ты не можешь позволить себе стиль жизни, Моули,
ты можешь позволить себе только жизнь.

Сью Таунсенд,
«Адриан Моул и оружие массового поражения»

Пора рассказать о Naim всё и по-настоящему. Почему одни возводят его в ранг культовых предметов, а иные обвиняют в немузыкальности и забвении тембров? Источник CDS долгое время считался эталонным у производителей Tannoy и в редакции «Hi-Fi Choice». Стиль дизайна демонстративно мало меняется за три десятилетия существования — на узнаваемом акустически и визуально вырастает чуть ли не третье поколение поклонников.

Причудливые тенденции преемственности: лидеры студенческих баррикад Парижа 1968-го со временем стали успешными евробюрократами; усилители, проигрыватель CD и ещё кое-что (не совсем чёткое фото в домашней обстановке) Naim выбрал для себя один из возможных наших Преемников Дмитрий Медведев — страстный поклонник тяжёлого рока 70-х (в те времена он был ещё совсем маленьким).

И всё это производится в самом сердце Англии — краю Мерлина, Стоунхеджа и Хартии Вольностей, причём производится не колдунами и ведьмами, а уверенными, знающими свое дело английскими руками за британскую зарплату, и ничего там нет китайского (кроме фирменных нэймовских сумочек и маек с логотипом). Что привносят в наш мир эти мастера и что хотят доказать?

На страницах «СAV» мы не раз упоминали основателя Naim Джулиана Вёрекера (1945 — 2000), которого лично я считаю одним из наиболее выдающихся криэйтеров аудио ХХ столетия. Этот человек блестяще балансировал на тонкой грани искусства и технологии, хотя первоначально желал лишь адекватного отражения рок-музыки, а поисковые системы открывают нам Джулиана — автогонщика и яхтсмена ничуть не в меньшей степени, нежели авангардного инженера и руководителя бизнеса. Он создал грандиозную технократическую и философскую основу звука Naim, с которой его наследники и по сей день снимают жирные сливки, не очень-то решаясь менять что-либо коренным образом.

Поменьше мистики. Я долго размышлял, как бы приоткрыть здесь некоторые фамильные черты технологии, не создавая в журнале фрагменты инженерного издания. В конце концов решил разместить пару схем и несколько небольших фото — читатели, увлечённые электроникой, всё поймут, а эстеты и гуманитарии могут легко скользнуть взглядом далее.

Итак, на рис. 1 мы видим типичный предусилитель Naim  (между регулятором громкости и выходом) и на рис. 2 — одну из версий усилителя оконечного (без устройства защиты оконечных транзисторов). Всё. Не правда ли, здорово смахивает на простейшие схемы из журнала «Радио» 70-х годов, а заодно на какую-нибудь советскую «Вегу». Только звучит несколько иначе. Впрочем, ряд примечаний.

Предварительный (Рис. 3) и оконечный (Рис. 4) усилители Naim разных лет выпуска

Начиная с 80-х на входе предусилителей появляется активный фильтр ультразвука и радиопомех 4-го порядка (Naim называет его Time-aligned filter).

Оконечники 250 и выше снабжены двуполярными аналоговыми стабилизаторами питания (это такая же печка, как и радиаторы выходных транзисторов), причём в схемах стабилизаторов присутствуют мотивы тех усилителей, которые они питают.

Приведенные схемы скорее концептуальны и примерно соответствуют моделям юности брэнда (рис. 3, 4). Хотя и в современных изделиях большинство этих решений неуклонно повторяется (пристальное внимание автора к фото печатных плат), будучи лишь окружены электронными коммутаторами, дистанционными регуляторами уровня, расширенными возможностями (рис. 5).

Что из этого выходит? Поучительны опыты Пола Мессенджера из «Hi-Fi Choiсe», отправившего в свое время на апгрейд личный предусилитель Naim NAC 52 (предшественник нынешнего Naim NAC 552) и в разлуке находившего утешение,   общаясь с одним из первых NAC 12 (как раз тот, что на нашем фото). После сетований на некую окраску звука пришло понимание прямолинейности средних частот, простоты и цельности динамики. В конце Пол скрепя сердце признаёт, что возвращается к 52 «...скорее умом (ради необходимости иметь нейтральную базу для профессионального прослушивания), чем сердцем, и не без доли сожаления». Поневоле призадумаешься о механических переключателях и пользе физических упражнений без пульта ДУ.

Чем ещё характерны построения Naim?

Доходящим до фанатизма перфекционизмом в питании: в идеальном случае источников должно быть множество, они вынесены в отдельный блок, шумы каждого минимальны. Скажем, в наиболее продвинутом блоке питания Supercap 13 x 24 и 2 х 12 В. Это означает, что в приведенном простеньком предусилителе (с привходящими фильтрами, буферами для записи и средствами управления/автоматики) не то что каждый каскад, но и некоторые фрагменты его питаются от независимого источника. В проигрывателях CD та же история, причем силовые трансформаторы обладают габаритной мощностью, в десятки раз превышающей требуемую, а интегральные стабилизаторы изготавливаются под заказ и дополнительно отбираются по минимуму шума.

Тщательным проектированием схем по динамическим и временным характеристикам. Даже простой расчёт без компьютерного симулятора (а в 70-е их попросту не было) оконечного усилителя на приведенной схеме демонстрирует глубокую продуманность и максимальное использование свойств транзисторов при достаточной в массовом производстве устойчивости.

Кстати, о классе В. В Naim он используется вызывающе и демонстративно — выходные транзисторы усилителей лишь слегка приоткрыты минимальным током. В интервью 1991 года Джулиан Вёрекер утверждал, что экономичным режимом он спасает экологию, но мэтр, как всегда, изысканно шутил. Дело в том, что в биполярных транзисторах класс АВ в принципе порочен — нужно выбирать что-то одно. Характер тембра слишком различается, и в момент перехода от А к В наступает некий разлом, хорошо слышимый. Итак, если вы не строите раскалённый чистый А (где нужно рассеять в тепло мощности в 4 раза больше, чем доберётся до акустики), забудьте о комбинациях. Осталась чепуха — в чистом В (а ему присущи ещё и крайне возбуждающие ритм и динамика) на выходе должна стоять пара транзисторов с параметрами, одинаковыми при токе от единиц миллиампер до нескольких ампер. Где взять такие, знал только сам Джулиан. Вернее, знают и его последователи, но только лица их с каждым годом становятся всё серьёзнее, а рост цен на аппараты явно обгоняет инфляцию.

И ещё о конструктиве. Здесь работает все: минимизированные резонансы корпусов, звёздные точки заземлений, внутренняя окраска корпуса транспортов, пресловутые разъёмы DIN и многое другое.

Надеюсь, к этому моменту стало ясно, что Naim — внешне простая вещь, построенная из уникальных компонентов на множестве нюансов по умолчанию, что начисто исключает даже примерную имитацию и уж конечно производство руками непосвящённых людей. Произведение искусства, измерение линейкой которого даёт лишь поверхностную малозначимую информацию.

В этом оптимистичном ключе мы представляем набор компонентов, который намереваемся сегодня прослушать и предоставить отчёт, дополнив разглашение технологических секретов эмоциональными ощущениями.

Проигрыватель CD Naim CDS3 + обязательный внешний источник питания Naim XPS2 (C= 7810 +  C= 3770). Последняя модель из серии CDS. В отличие от предшественников имеет симметричную компоновку, что потребовало радикальных изменений топологии монтажа. Транспорт Philips VAM 1250, 24-битовые с 8-кратным пересемплированием ЦАПы (индивидуальные для каждого канала) PCM 1704-K Burr-Brown.

Цифрового выхода, как всегда, нет (борьба с шумом), а из аналоговых можно выбрать при помощи меню как RCA, так и ортодоксальный DIN. Мы предпочли классику, используя последнюю разработку, кабель Naim HI-LINE (C= 622) — DIN с самоустанавливающимися контактами.

Блок питания обеспечивает напряжение ±22 В для питания аналоговых цепей, ±10 В для ЦАПов и два изолированных (они заземляются непосредственно в аппарате в заданных точках) 15 В для питания цифровых устройств и систем управления. Эти напряжения еще раз фильтруются многочисленными вторичными стабилизаторами непосредственно у соответствующих фрагментов схемы. Как видим, более совершенно можно питаться разве что святым духом. Впрочем, мы ещё и поменяли штатный кабель сетевого питания на Cardas CROSS ($346/1,5 м), что заметно повлияло на глубину и энергетику звука.

В предусилителе Naim NAC252  (C= 6410) можно отметить регулировку уровня и баланса не электронным способом, но моторизованными потенциометрами, установленными на специальном антивибрационном подвесе. Многочисленные напряжения, приходящие от блока питания Naim SUPERCAP 2 (C= 4400) дополнительно фильтруются танталовыми электролитами. Предусилитель имеет 6 входов DIN и 2 RCA. Интересно, что выход на оконечный усилитель расположен на блоке питания — считается, что это минимизирует шумы и блуждающие токи.

Усиление мощности сегодня осуществляет Naim NAP300 с внешним блоком питания Naim NA PS300 (C= 8200 за комплект). Структура этого аппарата воистину уникальна. В корпусе собственно усилителя мы видим 8 мощных транзисторов на единой трубе, продуваемой «умным вентилятором». Но это не мост, как в топовом 500, и не параллельно соединённые транзисторы, коих Naim не признаёт принципиально, а стабилизаторы питания +/-, которые находятся не в вынесенном блоке питания, как можно предположить, а непосредственно около выходного каскада. Усилитель снабжен двумя входами XLR, но это вовсе не балансная трансмиссия, а чисто нэймовское использование более классного разъёма, заимствованное (так же, как и конфигурация «двойное моно») у предшественника — двух моноблоков Naim NAP135. Выходная мощность — 2 х 90 Вт на нагрузке 8 Ом.

Наконец, акустика. О Naim SL2 (C= 8200) много говорить не станем, ибо мы их подробно описывали в №05/2003. Отметим твитер, закрепленный на пружинящей штанге и плавающий в своём гнезде — свобода и незажатость звука. Полоса 30 — 20000 Гц, 89 дБ, импеданс 6 Ом, габариты 1030 х 282 х 330 мм. Стоит сказать, что класс данной акустики несколько ниже её окружения, хотелось бы послушать данный комплект, к примеру, с Naim NBL. Надеемся, что это вопрос ближайшего будущего.

Сколько должен греться Naim, не знает никто. СDS3 мне довелось прослушать предварительно несколько месяцев назад, он был скован, точен, не злоупотреблял вольностями. Теперь его не узнать. Появились вкусы и характер. Он явно доминирует в системе, задаёт тон. Скажем, Рихард Штраус ему по душе явно больше, нежели Малер, даже в версии Караяна, и он отчётливо демонстрирует почему именно. Никакие тесты по частям и свойствам не пройдут.

Думается, создатели звука Naim сознательно придавали ему черты, априори исключающие торжество в формальных состязаниях, но неизменно вызывающие скрытый восторг и пересуды в кулуарах.

В новой российской прозе есть рассказ о вступительных экзаменах в театральное училище. Пока расфуфыренные барышни в волнении готовились к прослушиванию, грязный бомж на скамейке удовлетворённо храпел на солнышке, а проснувшись, принялся вытворять непотребства. Терпение у администрации кончилось, он отбивался, а затем оказался одним из абитуриентов, блестяще разыгравшим свою мизансцену. Нечто похожее и здесь, наверное, потому и «Aqualng» Jehtro Tull — баллада всех времён и народов о грязном старике на лавочке, который пялится на девиц и ожидает холодных дней с дыханием, как у водолаза в трубке — воспринимается с восторгом.

Или прямая акустическая запись музыки косовских цыган — вы моментально пленяетесь чувством ритма, реально отбиваемого ударными где-то на втором плане, но он уже управляет вами, как это случается при прослушивании духовой музыки на пленэре.

Там, где есть игра, мистификация, костюмы и среда, Naim неизменно оказывается на высоте. Саундтрек фильма Этторе Скола «Бал». Здесь группа театральных актеров в реминисценциях на темы знаменитых фильмов разыгрывает сцены в дансинге от 30-х до 80-х годов. Честно говоря, я услышал от SL2 (а раннее о них высокомерно...) то, что и вообразить себе не мог: нечто лёгкое, благородное и слегка рупорное в лучшем смысле этого понятия. И не то чтобы он банально отзывался на ностальгические мотивы. Он в игре. Аккордеон парижских окраин, биг-бэнд Гленна Миллера, босса-нова, тутти-фрутти, диско — кадры сменяются, точность эмоциональная и акустическая (что потрясающе!) остается.

Не стоит подозревать отсутствие профессионального мастерства: в «Музыке для фейерверков» Генделя обнаруживаешь способность к чудовищному разрешению и подаче подробностей. Казалось бы, молчащий твитер вдруг оживает нежнейшими обертонами, дыханием, дуновением воздуха. Но не везде, а нужно привыкнуть как.

Вторжение в жизнь: версия «Я закрываю глаза» Градского далека от концертной, но иллюзия присутствия в ряду эдак пятом-шестом легка и обыденна настолько, что их действительно как-то...

Может быть и лучше. Я слушал на выставке в Хитроу систему даже попроще, но в ней было несколько меньше мутности, фокус более точный, ряд действительно глубоких погружений. Британская сеть или опять нюансы — инсталляцией занималось все КБ Naim. Мне бы такую систему домой на недельку попробовать варианты (мечты!) — в отчете явно появилось бы ещё кое-что.

 

Главное: середина 60-х, свингующий Лондон, Ален Гинзберг («Tonite Let’s All Make Love in London»), Уильям Берроуз, Йоко Оно, фотошизофрения «Blow Up» Антониони, Мэри Куант получает орден Британской Империи в Букингемском дворце в собственном изобретении — мини-юбке, рок-музыка в клубах, освещённых призрачным синтетическим светом, 1969-й — фирма Naim Audio Visual начинает деятельность выпуском 30-киловаттной светомузыки. Диск Pink Floyd 1966/1967 — почти не музыка. Невероятные повороты химической фантазии Сида Баррета (никаких синтезаторов, электроника почти на уровне приведенных схем), гармония, спокойствие и мастерство. Транзисторы в классе В, малошумящие стабилизаторы, кабели DIN пристально с мистической достоверностью отслеживают движение свободных пальцев. Здесь много перепадов динамики, резких звуков, тембров, которых не бывает, а главное — ощущение того, что за стенами и на обложке диска: призрачные световые пятна над крышами и башнями Лондона. Это слышно идеально, и второй раз такого совпадения не будет.

 

Искушенный читатель начинает привычно скучать: понятно, «джинса» подходит к концу, сейчас вкрадчиво или с нервным надрывом будут убеждать все же выложить за груду железа деньги, сопоставимые с ценой приличного автомобиля.

Действительно стоит выложить. Этого скоро не будет. Ведь вся эта затея лишь втягивает вас в чертовски изысканный стиль той части жизни, что связана с восприятием. Придумывалось тогда, когда такое понятие и правда имело цену, котировалось, достигалось. Сейчас, когда на это плюют жвачкой, живёт в основном славным именем, традициями, остатками имперского самосознания. Впрочем, можно занять полстраницы списком брэндов, которые ещё в 60 — 70-е были символами Музыки и Культуры, а ныне перепачканы, принадлежат невесть кому и производят пластиковые затычки для ушей.

Мне трудно судить, как долго изготовители Настоящего ещё смогут противостоять глобализации, инфляции, дорогой нефти и массовому оглуплению, кто есть и будут их покупатели, возможен ли и как скоро наступит ренессанс.

Можно много потреблять, носиться по миру (правда, разуваясь в аэропортах), умиляться всё новым гаджетам и быстро учить этому своих детей. Но за это кое-что отнимут. Уже отнимают шаг за шагом. Остаётся только жизнь. l

Рис. 1. Типовая схема предусилителя Naim

Рис. 2. Cхема оконечника предельно лаконична

Рис. 5 Теперь коммутатор входов выглядит так

 

Александр ТАРИМ. Салон AudioVideo.

 

  звоните:


  +7 747 967 73 50


Наши новости:





Copyright 2003-2014 © "Hi-Fi Studio". Интернет магазин  Алматы, Астана, доставка по Казахстану.